Легизм.

Особая тема - отношение конфуцианства и легизма. Дело в том, что через всю китайскую историю мы можем проследить противостояние (с той или иной мерой проявленности) двух основных течений морально-общественной и поли­тической мысли. Одна базировалась на приоритете категорий жэнь и ли (глав­ное - это долг перед семьей и государством, почтение к высшим, милосердие и справедливость в отношении к низшим); другая - на приоритете принципа фа (закон), когда главным признавалось благо государства, народом же надлежит править методом наказаний и оболванивания (юйминь). У Конфуция по существу именно семья (патриархальная) являлась моделью государства (одно из его изречений гласит: "Правитель дает наставления государству, не Легизм. покидая своей семьи"). Тем самым политика оказывалась у него не просто неотделимой от мо­рали, но непосредственно самой практической моралью. В. А. Рубин по этому поводу пишет: "Он поэтому вовсе не стремился к каким-то политическим преоб­разованиям - он хотел не новых реформ, новых отношений, он прилагал усилия к гуманизации существующих отношений". Но это вело в том числе к игнори­рованию всей важности техники политико-государственного управления. "Эту-то слабость конфуцианской теории и использовали легисты, предложив свою теорию, в которой они, давая продуманную технику управления, провозглашали ее полную эмансипацию от морали. Можно сказать, что чжэн (управление) они оторвали от жэнь (гуманности)". Например Легизм., один из представителей школы ле-гистов, Шэнь Бухай, развил целую концепцию искусства управления, включавшую следующие принципы: у-вэй (отсутствие видимого действия при постоянной мо­билизованности), чжэн-мин (все должно соответствовать своему наименованию), син-мин (сфера компетенции должна быть ограничена должностью), принцип подбора кандидатов на должность по их пригодности к ее исполнению, принцип спорадической проверки и контроля (что требовало и унификации чиновников).

Таким образом, требование управления при помощи ли отсылало к господ­ству традиции и значимости этических ценностей; такова была концепция кон­фуцианства. Управление же при помощи фа (закон) ссылалось на силу, а не на добродетель, на Легизм. систему наград и наказаний, а не на почтительность. Соответ­ственно идеал правителя, рисуемый легистами, полемичен в отношении цзюнь-цзы. Закон нечувствителен к этическому порядку и не нуждается в особом "лич­ном дополнении", каковым является у Конфуция фигура "благородного мужа". Поскольку именно легисты разрабатывали концепцию государственного управ­ления хозяйством (и вообще государственного контроля над всеми сферами жизни), то В. А. Рубин не без оснований полагал, что школа фа-цзя была школой тоталитарной политической мысли. Весь пафос легизма - это пафос власти; но в этом пафосе было и практическое стремление покончить с неэффективнос­тью управления такой огромной страной. Разумеется, "закон", о котором посто Легизм.­янно говорят легисты, - это не то установление, которое подлежит публичному обсуждению, а то, которое подлежиттолько беспрекословному исполнению. Сущ­ность этого закона - наказание и устрашение, а не убеждение и приобщение. Приведем несколько тезисов одного из крупнейших представителей этой школы Шан-Яна: "Искусство хорошего управления в том, чтобы отстранять умных и уда­лять знающих"; "В стране, достигшей гегемонии, на девять наказаний приходит­ся лишь одно поощрение"; "Наказания рождают силу, сила рождает мощь, мощь рождает величие, а величие рождает доброжелательность"; "Слабый народ -сильное государство, сильный народ - слабое государство. Поэтому дао госу­дарства состоит в ослаблении народа".



Парадокс многих легистских рассуждений в том Легизм., что именно наказание есть для них основа справедливости, а потому, по Шан-Яну, наказания должны не следовать за проступками, а упреждать их. "Путь правителя - наказания"; и Шан-Ян прямо пишет: "...мой метод возврата к добродетели путем смертных казней и примирения справедливости с насилием". Народ - это то, что используется го­сударством, а не организм, которому государство служит. Поскольку закон осу­ществляется посредством системы наказаний и наград, а наказания имеют у ле-гистов троякий приоритет перед наградами (чисто количественный, по степени, по предшествованию), то возникает парадоксальная ситуация, когда закон воплощается главным образом и прежде всего, - в наказании. Идеология государ­ства как самоценного Легизм. и совершенного института доходила у многих представи­телей этой школы до прямого цинизма, с требованием обязательной практики доносов и вменением коллективной ответственности. Все конфуцианские цен­ности (ли, музыка, Шицзин, Шуцзин, почитание древности, добродетель, сынов­няя почтительность, братский долг, искренность, доверие, Честность, бескорыс­тие, человеколюбие, справедливость, восприятие войны как чего-то недолжного) объявлялись "паразитами", угрожающими государству.

Итак, "в самом начале китайского государства лежала попытка создать деспо­тическую, абсолютно централизованную структуру, и в период Хань, после краха этой попытки, возникло сознание необходимости того, чтобы управление опира­лось на духовную элиту. Это сознание и разработка собственной техники управле­ния привели Легизм. к невиданно высокому образовательному уровню правящей элиты, что и является одним из существенных моментов, объясняющих прочность Китая".

Но далеко не сразу конфуцианство, особенно в той форме, которую ему при­дал Мэн-цзы (с его прекраснодушной идеей добра и бескорыстной природы че­ловека), смогло одержать победу над этим циничным реализмом школы фа-цзя. Можно согласиться с мнением Л. С. Переломова, что в определенном смысле политическую судьбу конфуцианства спас Сюнь-цзы, который встал на путь не­коего синтеза обеих школ. Так, он ратовал за высокие награды, но и за сильные наказания (ибо то и другое - средства и признаки могущественного государ­ства). Он переосмыслил Легизм. конфуцианскую категорию ли в духе легистского прин­ципа фа. Короче говоря, именно Сюнь-цзы во многом определил направление развития всего последующего ханьского конфуцианства; с него можно вести историю качественных изменений в конфуцианстве, которые в конце концов приводят нас к неоконфуцианству сунской и минской эпох.

* **


documentalhoqfx.html
documentalhoxqf.html
documentalhpfan.html
documentalhpmkv.html
documentalhptvd.html
Документ Легизм.